18:57 

Туман

Вера - предшествие чуда
Закатное солнце повисло в туманном поднебесье ярко-алым диском, оплывающим по краям. Уже третий день город был окутан белесой, как молоко, дымкой. Казалось, туман был осязаем, можно было протянуть руку и коснуться вязкой прохлады, неизменно оставлявшей мелкие капельки на ладони.
Маленький Ванечка не боялся тумана. И вообще ничего не боялся. Действительно, какие могут быть страхи, когда ты дома, в обстановке, знакомой тебе с рождения, рядом на ковре возятся с куклами младшие сестренки-погодки, папа, хрустя чипсами и запивая их пивом, увлеченно смотрит футбол, а мама расположилась возле него, и можно видеть, как в маленьких белых руках, могущих так замечательно приласкать и погладить, мелькают блестящие спицы. Ваня оторвал взгляд от книжной страницы и оглядел комнату. Это была самая лучшая комната в мире! Наверное, были и другие, в домах его маленьких приятелей, в гостях у маминых и папиных друзей, но все же самой лучшей оставалась гостиная родного дома. Здесь всегда было так уютно и светло - даже когда на улице стояла отвратительная погода: чавкала и хлюпала раскисшая земля под ногами, моросящий холодный дождь мешал обзору, а пронизывающий ветер нагло забирался за шиворот и в рукава, напрочь игнорируя хваленый наполнитель, удерживающий тепло. Нет, все-таки дома было потрясающе здорово!
"Гонсалес обходит Ансальди, пасует мяч Вагнеру, удар..." - бубнит телевизор.
- Гол!!!! - неистово кричит папа, вскакивая с дивана так, что чуть не опрокидывает пиво. - Молодцы! Молодцы!
Мама смеется и говорит что-то поздравительно-ободрительное. Сестренки на миг оторвались от привычного занятия - чего это папа радуется, неужели, где-то дают много-много шоколада? - и не найдя ничего полезного для себя, снова вернулись к игре.
Мама отложила спицы в сторону и встала с дивана - на кухне закипел чайник, а в холодильнике дожидались своего часа бисквитные пирожные и шоколадные конфеты.
- Мам, давай, помогу! - вскочил с места старший сын, помощник. Такой сын и в молодости опорой будет, и в старости не обидит.
- Давай! - улыбается мама так тепло, как это умеет только она. - Неси скатерть и чашки из буфета.
- Солнце, мне с молоком сделай! - подает голос папа, оторвавшись от телевизора.
- Тебе после пива с чипсами только чай с молоком! - улыбается мама, наливая в папину чашку крепкий черный чай, а в свою вкусно пахнущий кефир. - Налетайте, птенчики!
Сестренки, радостно попискивая, потянулись к бисквитам, Ваня, с присущей старшему брату и наследнику в семье степенностью, взял свою чашку и вернулся к прерванному чтению.
- Что читаешь, сынок? - спросила мама, глядя на книгу в оранжевом переплете.
- История о трех легендах. - вздохнул сын. - Фантастика.
- Правильно, - одобрила мама. - Не каждый же день "Квандрант денежного потока" читать. Только, сынок, ты бы лучше "Меч без Имени" читал. Или "Тайный сыск". Это добрые произведения, смешного в них много. Легенды немного тяжело воспринимаются.
- Да я так, отвлечься, - смущенно пробормотал сын. Мама была права, легенды воспринимались тяжело. и дело было даже не в том, что это была героическая фэнтези, в которой героям приходилось уничтожать разного рода монстров, а на каждом шагу попадались колдуны и ведуньи, и домовые разговаривали с человеком, а не таились от него. Гнетущее впечатление создавало описание тумана, из которого выходили длиннорукие карлики, сеющие гибель, саблезубые чудовища и черные жнецы. Туман, из которого дышала смерть. Ваня понял, что мама тоже читала эту книгу.
- Мам, а ты боишься тумана?
- Вообще да. А сейчас нет. - мама немного задержалась с ответом.
- почему? - продолжал допытываться сын.
- У нас же есть папа! - мама улыбнулась, незаметно сжав в своей руке ладонь мужа.
Папа обнял маму, коснувшись губами ее виска.
- Так что ни мне, ни тем более вам бояться не надо никого и ничего.
Над столиком висели скрещенные катаны - настоящие самурайские мечи в простых черных ножнах, изукрашенных лишь непонятными серебряными узорами. Мама строго-настрого запретила детям трогать оружие и уж тем более - обнажать клинки. "Это не игрушка", - говорила она, и мамин запрет лучше было не нарушать.
Если с папой бояться нечего, значит, папа воин. Самый настоящий, благородный, доблестный и очень мужественный, способный победить и десяток, и сотню врагов, защищая жизнь тех, кто любит его и кого любит он.
Когда пестрая стайка угомонилась, и в детской стихли возня и перешептывание, мама, сдвинув брови, посолонь обошла двор, разбрасывая соль и уголь на все четыре стороны от себя, а после замкнула ворота на засов. Не просто замкнула - повесив на дверную ручку амулет из черной кожи и орлиных перьев.
- Пусть! - кивнула она, заметив недоумевающий взгляд своего мужа.
- Ждешь? - только и спросил он.
- Может быть.
- Я с тобой, - вздохнул он, привлекая жену к себе.
Свет в маленьком домике погас, плотная туманная дымка обступила жилище людей со всех сторон.
- Если сегодня никто не заявится, можем дальше жить спокойно! - зевнула женщина, положив голову на плечо мужа.
- Охотно верю! - отозвался воин, обнимая ее.

Ванечка проснулся среди ночи и не понял, бодрствует он или же сны все еще его морочат. Из-за закрытой двери не пробивалось ни одного светлого блика. Ванечка глянул в темное окно и обомлел: в молочно-белом тумане явно различалось движение каких-то темных фигур.
"Неужели карлики? И черные жнецы?"
Из кухни донесся шорох - сначала неясно, потом все более отчетливо. Кто-то незнакомый, не знающий расположения предметов в помещении, шлепал босыми длинными ступнями по линолеуму, волоча за собой что-то тяжелое, металлически позвякивающее в такт шагам. На мгновение шаги затихли. Потом угрожающий звук раздался вновь и будто бы усилился, раздвоился. Ваня понял, что незваных гостей было больше одного. Значит, в их доме был кто-то чужой. Один из этих "кто-то" направился в гостиную, второй - к дверям родительской спальни. Шаги третьего раздались на лестнице, ведущей в мансарду сестренок и на чердак. Ваня, вскочив с постели в холодном поту, ощутил прилив ярости. Папа воин, он легко защитит маму и прогонит дерзких наглецов. Но вряд ли успеет на помощь маленьким дочкам, испуганным, бестолково мечущимся по комнате, гибнущим от рук неизвестного ублюдка! Нет, этого нельзя допустить. Ванечка знал короткий путь в мансарду - когда-то, когда его еще и на свете не было, родители держали мансарду, как подсобное помещение, поднимаясь туда не по большой лестнице (которая появилась позднее), а по маленькой приставной через квадратный люк. После рождения детей в мансарде сделали детскую для дочек, а Ванечку поселили в комнате под ней. В раннем детстве сестренки часто спускались и удирали через его комнату от справедливого маминого наказания за разбросанные игрушки и неубранные кровати. И сейчас приставная лесенка и квадратный люк пришлись как нельзя кстати!
Мальчик с обезьяньей ловкостью взобрался наверх, метнулся через мансарду к двери, ведущей на большую лестницу, и повернул дверную ручку, заперев дверь изнутри.
- Эй, ты чего? - услышал он недоуменный шепот старшей девочки.
- Тихо! - старший брат проверил, надежно ли заперта дверь, и огляделся в поисках какого-нибудь тяжелого предмета.
- Эх вы, стрекозы! - сокрушенно вздохнул мальчик. - Хоть что-нибудь тяжелое есть у вас???
Проснувшаяся младшая испуганно захныкала. Старшая бросилась к ней, но не обняла сестричку, как это делала обычно, а заползла под кровать и достала оттуда массивную бейсбольную биту.
- На! Папа выкинуть хотел, только мы спрятали.
- Умнички. Спрячьтесь вместе с мелкой куда-нибудь. только в окно не сигайте, кажется, там тоже кто-то чужой ходит.
- Ну уж нет. Я тоже воин! - фыркнула старшая девочка, на всякий случай придвигая к себе тяжелую статуэтку кошки с глазами из сверкающих зеленых камней.
В дверь кто-то ломился с другой стороны. Мелкая икнула от страха и полезла глубже под одеяло. Старшая схватила неподвижный кулек с чуть живой от ужаса сестричкой и закинула его под свою кровать - авось, не найдут враги.
Раздался металлический звук, сквозь дверь, как сквозь мягкое масло, прошло обоюдоострое лезвие и перерубило замок. На пороге стоял карлик! Именно такой, каким его представлял Ванечка, читая книгу. Мерзкое саблезубое существо с огромной головой и свисающими до земли руками, каждый палец которых заканчивался стальными когтями, похожими на мачете. Карлик зарычал, обнажив острые иголки зубов, и пошел прямо на мальчика, на ходу поднимая клинки. Ваня, размахнувшись, опустил тяжелую биту на уродливую голову монстра. Стоящая рядом с ним сестренка прибавила увесистый удар кошкой. В руке взрослого человека, статуэтка египетской богини наверняка проломила бы череп нападавшему. Ребенок же только на время оглушил врага.
Иван продолжал наносить удары мерзопакостной нежити, когда увидел, как на пороге появился еще один урод, а за ним... За ним сверкнуло серебристое лезвие, моментально располовинившее карлика. Черные капли скатились по безупречному клинку, стряхиваемые крепкой рукой полуодетой женщины. Мамы!
- Мамочка! - кажется, это одновременно вскрикнули и брат, и сестра.
- Ксюшка где? - спросила мать, убедившись, что старшие ее дети целы и невредимы.
Из-под кровати выползло одеяло, из которого выпуталась младшая дочка. Оглушенный на время карлик почти пришел в себя и протянул мерзкие лапы к девочке, когда удар маминого клинка успокоил его навсегда. Женщина сгребла в охапку всех троих детей и, пошатываясь под тяжестью драгоценного груза, спустилась в гостиную.
- Двоих последних я зарубила в детской! - устало выдохнула она, обращаясь к мужу.
- Молодец, родная. Остальных, уцелевших после прохождения твоей солевой стены, я отправил в преисподнюю. Мы победили, - отец семейства нежно вытер серебряный клинок и вложил его в ножны из черной кожи с непонятными узорами. Точно так же он поступил и с оружием жены, водрузив оба меча на привычное место на стене.
Постелив на огромном диване в гостиной, мама убаюкивала своих птенчиков, напевая на мотив знакомой колыбельной совсем другие слова, звучащие на языке, на котором говорят не в этом мире. Девочки сонно захлопали глазками и вскоре уснули. Ванечка зевнул и потянулся, чтобы поцеловать маму.
- Я тебя люблю, мам...
- Я тоже тебя люблю, мой большой воин, - ласково шепнула мать.
- Как они? - спросил подошедший отец.
- Завтра все забудут. Все сном пройдет...
Это было последнее, что Ваня услышал из беседы родителей. Перед глазами мальчика начали стремительно проноситься разные яркие картинки, какие-то фантастические цветы, горы, замки, люди в белоснежных одеждах, крылатые драконы и многое-многое другое...

Ваня проснулся от хохота сестричек - в гости приехала бабушка, пообещавшая забрать сорванцов на выходные.
- Мы едем к бабушке! Ура! - мальчик вскочил с кровати и бросился обнимать нестарую еще женщину с добрыми светлыми глазами.
- Мальчик мой, как ты вырос! - воскликнула она, заключая внука в объятия.
- Хорошо спали, птенчики? - спросила мама, собирая завтрак на стол.
- Ага... - рассеянно отозвался сын, оглядывая дом. Никаких следов вчерашнего сражения не было и в помине. Туман за окном рассеялся, светило яркое солнце, и хотелось пробежаться по улице даже без куртки и шапки. Ваня поднялся в комнату сестренок, но и там не было ничего, что напоминало бы о вчерашнем кошмаре: не было пятен черной крови, не валялись трупы убитых монстров, даже ни одного когтя не осталось.
- Значит, это был сон! - не то с облегчением, не то с разочарованием вздохнул мальчик и побежал собираться к бабушке.
Когда машина, увезшая детей, скрылась из виду, молодая мать вздохнула и посмотрела на мужа. Тот без слов направился к деревянному сараю, несколькими пассами рук превратил его во вполне приличный грузовичок и обернулся к жене. Она заглянула в кузов, удовлетворенно хмыкнула при виде горы изувеченных трупов туманных страшилищ и сняла с ворот амулет из орлиных перьев.
- Большинство из них сдохли еще на твоем заслоне. Если бы ты не побеспокоилась об этом, отправились бы наши души на корм Необъятному Нечто, - проговорил муж, Великий Воин.
- А без тебя и твоего умения лежать бы нам с распоротыми глотками, - отозвалась Светлая Волшебница. - Сейчас вывезем эту погань на пустырь и сожжем. И никто больше не потревожит ни нас, ни наших детей.
Машина, тяжело урча, двинулась со двора, оставляя успокоившийся дом нежиться под мягким солнцем ноябрьского рассвета

@музыка: Поздний вечер в Сорренто - А.Глызин

@настроение: фэнтези

@темы: волшебство, дети, любовь, окружающий мир, проза

URL
   

Gloren'ka

главная