Вера - предшествие чуда
В полутемной комнате, расцвеченной лишь отблесками звезд и серебристой лунной дорожкой, за качественным клавишным инструментом от знаменитой "YAMAHA" сидел молодой человек, в задумчивости касаясь тренированными пальцами черно-белых клавиш. Падающий из окна ночной свет отражался в его сине-зеленых глазах и придавал почти вампирскую бледность идеальному лицу с красивыми, мужественными чертами. Сквозь сомкнутые полные губы прорвался нетерпеливый вздох - муки творчества никогда не проходят бесследно. Он встал и прошелся по комнате, задержался возле окна, вглядываясь не в мириады черточек и искорок оконных огней и зябко вспыхивающих фонарей, а в бесконечную темно-фиолетовую небесную даль, туда, где рождался самый чистый и загадочный свет. Свет Ночного Неба. Он усмехнулся, на мгновение прикрыв глаза, вернулся в комнату и взял гитару, одиноко стоящую возле мягкого кресла. Перебирая струны, он пытался найти ту единственную, идеально подходящую мелодию, которая расскажет все без слов...
Ее легких шагов он не услышал, как всегда. Потому что она умела быть незаметной и неслышной, когда этого хотела. Только почувствовал, как ему на плечи легли маленькие теплые ладони, и поднял голову. Она нежно улыбнулась, ероша его русые волосы светлого, почти медового оттенка, запрыгнула на подлокотник кресла, погладив черный гитарный гриф и прижавшись макушкой к его щеке.
- Чего ты тут один в темноте сидишь?
Он отложил гитару, чтобы обнять ее, свою единственную, коснулся влажными губами ее округлого колена, обдавая его дыханием, подобным ветру в пустыне. Она ласково поцеловала его возле самой мочки уха, крепче обнимая за шею и гладя по голове.
- Ты опять разрываешься между делами и творчеством...
- Умничка ты моя золотая, все-то ты понимаешь.
- Кроме одного, - ее шепот был таким естественным в сумраке теплой и уютной комнаты, - почему обязательно надо выбирать между доходным делом и любимым занятием!
- Потому что можно найти интерес в доходе, а вот любимое дело доходным ну никак не сделаешь! - отшутился он.
- Что ты сейчас делаешь? - перевела разговор она, решив не смущать его неприятной темой.
- Сочиняю музыку. Мелодию, которая бы идеально смогла рассказать о нашей первой встрече. Помнишь?
Она помнила. Она помнила тот дождливый осенний день, свое совершенно спонтанное желание пройтись по одному из красивейших проспектов города, несмотря на непогоду и падающие с неба капли. Тогда она просто хотела одиночества и некоторой отрешенности. У нее был красивый, прочный зонт, пальто, через плечо которого она небрежно перекинула белый шарф, и любимые песни в плейере. А потом - она увидела его.
- А потом я увидел тебя... представляешь, стою в пробке, разглядываю прохожих в окно... И вдруг - как озарение - мне навстречу шествует настоящая богиня! Я выскочил из машины и застыл с открытым ртом, как дурак! Помню, нес тебе какую-то чушь про небесных созданий и эльфов, с которыми ты ассоциируешься...
- До сих пор?
- До сих пор, а как же иначе...
- А ты тогда был такой... статный, мужественный, просто не мужчина, а мечта. Я подумала - вот он, мой идеальный Джаспер, мой вампир и мой ангел...
Он прижался губами к ее макушке.
- Так, значит, ты тоже чувствовала то же самое... Хитрая, ты мне никогда об этом не говорила...
Они замолчали, погрузившись в воспоминания. Осенний вечер плавно перетекал в ночь, дождь все никак не прекращался. Они оставили машину на проспекте, а сами пошли дальше пешком, болтая обо всем на свете, дурачась и иногда - затихая настолько, что даже сквозь шум города можно было услышать, как бешено колотятся сердца, нашедшие друг друга. Он дарил ей букет из осенних листьев и шишек, сегодняшний дождь и свежесть ночного сумрака, она читала ему стихи - свои и любимых, но малоизвестных авторов. Они долго стояли на набережной, вспоминая о каких-то мелочах, оттягивая момент неизбежного расставания.
- Я помню, как наклонился к тебе и встретился с твоими глазами...
- И сразу поцеловал...
- Ты не была против!
- Наверное, потому, что чувствовала, что ты любишь меня...
- Люблю, это правда... Кажется, я понял. Иди сюда!
Он аккуратно ссадил ее с кресла, подсоединил к электросети клавишные и начал что-то настраивать. Потом положил руки на инструмент, и в полутемной комнате, освещенной лишь серебристым сиянием лунной дорожки и мерцающими звездами, раздались первые звуки музыки. В них легко можно было угадать шелест осенних листьев по тротуару, гул вечернего проспекта, шепот резиновых колес машин, то едущих сквозь пробку, то снова останавливающихся...
- А теперь - это о тебе!
Она услышала, как в основную мелодию добавились свежие ноты, напоминающие стук дождевых капель по асфальту, по крыше зонта, легкие шаги в осеннем сумраке...
- Ты такая же, как дождь... Легкая, стремительная, уходишь и приходишь, когда тебе вздумается... - тихо говорил он, вплетая в композицию все новые и новые мотивы дождя.
- Тогда это - о тебе!
Она взяла гитару и прошлась рукой по струнам. Звучащие аккорды не перебивали общего ритма, а словно гармонично вживались в него, образуя одно-единственное целое, давным-давно разделенное на две, вечно стремящиеся друг к другу половинки. Крепкие мужские и маленькие тонкие пальцы продолжали выплетать мелодию на струнах гитары и на черно-белых клавишах, пока, наконец, не зазвучал тот музыкальный отрывок, с которого все началось.
- А это - о нас, вместе! - улыбнулась она, и он кивнул в знак согласия.
Последний звук песни затихал, постепенно растворялся в комнате. Он протянул ей руку, помогая встать, внимательно посмотрел в глаза, не спеша целовать. Она тихо дышала, пальчиками выводя невидимые сложные иероглифы на воротнике его белой рубашки.
- Ты мое все...
Кто это сказал сейчас: она или он? А может, оба?
Сквозь незашторенное окно в комнату проникал лунный свет, рассеивая сгустившийся сумрак и расцвечивая золотистым сиянием обнимающихся любимых.

@темы: проза, любовь, волшебство, вампиры